Круглосуточно
Выезд 24 часа в сутки,
в выходные и праздники
Оперативно
Бригада прибудет на место
через 30-50 минут
Официально
Лицензия на медицинскую деятельность
Безопасно
Сертифицированные врачи
со стажем от 5 лет
Конфиденциально
Не фиксируем данные, не ставим на учёт
Удобно
Оплата на месте наличными или картой, выдаём чек
Честно
Не навязываем услуги,
в которых нет необходимости
Больничный лист
Выписываем больничный
на период лечения в клинике

Попасть в психиатрическую клинику, лишившись всех прав – звучит как сценарий плохого фильма ужасов. Но, тем не менее, этот самый сценарий разыгрывается в реальной жизни. И именно поэтому многие люди в нашей стране боятся психиатрических учреждений и не обращаются за профессиональной помощью. По мнению экспертов, такие опасения вполне оправданны, ведь в клиниках банально не соблюдаются законы по защите прав человека.

Сегодня в психоневрологических интернатах России содержится более 150 тысяч пациентов. И по данным Минтруда более 2/3 из них лишены дееспособности. И это не только тяжелобольные пациенты, но и люди, за которых некому заступиться, которым некому помочь. Это те жертвы системы, которые вместе с лишением дееспособности потеряли права на волеизъявление, имущество, и все те блага, которые являются основой современного общества. Фактически – это рабы системы ПНИ.

Без прав и надежды: жизнь в психиатрической клинике

Кто попадает в группу риска?

Бесплатная консультация
Запишитесь на консультацию к наркологу прямо сейчас. Это бесплатно и анонимно.

В первую очередь заложниками психиатрических клиник становятся одинокие люди. Но бывают и исключения. Светлана обратилась в больницу, переживая глубокую депрессию. Она – молодая девушка, с родственниками и друзьями, которая не относится к категории социально незащищенных граждан. Поэтому Светлана даже подумать не могла, чем обернется ее обращение к докторам.

Сначала лечение проходило хорошо, и девушке стало лучше. Идя на поправку, Светлана обратилась к лечащему врачу с просьбой о выписке. Но просьба была проигнорирована, а девушка осталась за закрытыми дверьми, на принудительном лечении. Сотрудники клиники отобрали у нее телефон, тем самым лишив ее единственной возможности поддерживать связь с родными и близкими.

Сейчас Светлана по-прежнему находится в больнице без возможности общаться с родными. По рассказам ее дедушки, ей даже не дают домашнюю одежду. Чтобы закрепить за собой права на пациентку, представители клиники обращались в суд с требованием признать девушку невменяемой.

Родственникам Светланы не оставалось ничего, кроме обращения к юристам, которые добились повторной психиатрической экспертизы. Она состоится в Институте имени Сербского. Но до тех пор девушка будет оставаться в клинике, под присмотром врачей.

Юрист Юрий Ершов, занимающийся делом Светланы, так прокомментировал эту ситуацию: «Такие действия со стороны клиники абсолютно незаконны. Девушка уже давно должна быть дома. Даже обратись она за помощью в тяжелом состоянии, по окончании терапии ее должны выписать. Врачи же не только безосновательно удерживают ее в больнице, но и обращаются в суд для продления госпитализации».

Истории о незаконном лишении людей дееспособности редко придаются огласке. Врачи действуют скрытно, ограждая пациентов от любых контактов с цивилизованным миром. Подобная ситуация произошла с Николаем Шипиловым. Будучи 15-летним подростком, он пережил серьезное потрясение – в ходе ссоры маму мальчика застрелил отчим.

После этого Николай проживал у родственников, закончил колледж и стал студентом МГУ. Достигнув совершеннолетия, он переехал в квартиру покойной матери. Однажды, после празднования дня рождения друга, парень попал в полицию. Узнав о его прошлом, полицейские направили его в психбольницу, где Николаю был поставлен диагноз «параноидальная шизофрения». Последствия – лишение дееспособности, выписка из квартиры и содержание в подмосковном ПНИ №3.

В итоге Николай смог восстановить дееспособность, воспользовавшись помощью общественников. Но на это ушли годы. Парня признали ограниченно дееспособным – время нахождения в психиатрическом диспансере негативно отразилось на его здоровье.

Еще одна проблема – отсутствие реабилитации для таких людей. Николай привык жить в ПНИ, и сейчас ему просто некуда идти, хотя технически он может в любой момент расторгнуть договор с учреждением. В то время как за рубежом таких людей адаптируют в транзитных центрах, готовя к самостоятельной жизни, в России они оказываются полностью беззащитными и неспособными вернуться в социум.

Если в московских интернатах условия содержания больных еще можно назвать сносными, то регионы не могут похвастаться тем же. Когда пациент пытается вступать в конфликты с администрацией, его наказывают.

Почему так происходит?

Юрий Ершов считает, что такая ситуация в ПНИ сложилась из-за того, что учреждениям просто нужно заполнять койко-места. С другой стороны, можно говорить об определенной «санитарии», относительно социально незащищенных людей.

Но в этом механизме нашлось место и для выгоды. Данная система направлена на тех людей, за которых некому заступиться. Поэтому часто пациентами психбольниц становятся выпускники детских домов. Судья может даже рассматривать дело о лишении дееспособности нескольких человек. Попав в интернат, детдомовцы уже никогда не оказываются на свободе, а квартиры, положенные им по закону, отходят их опекунам – тем же ПНИ.

Еще чаще подобные ситуации попадают одинокие и пожилые люди. После регистрации в ПНИ, квартира пациента становится пустой, поэтому списать ее оказывается не так-то и сложно. И это не говоря о том, что учреждения нередко присваивают себе пенсии своих подопечных. Лишь часть пенсии идет на содержание пациента. Остальными же деньгами распоряжается интернат, выступая в качестве опекуна недееспособного человека.

Отследить такие нецелевые траты очень сложно. ПНИ не предоставляют отчеты по каждому из своих пациентов.

Без прав и надежды: жизнь в психиатрической клинике

Карательная психиатрия в наши дни

В прошлом психиатрия была одним из эффективных карательных методов. Ее использовали для устрашения и подавления тех, кто не согласен с положениями системы. Но и в современном обществе эти методы продолжают существовать. Наглядным примером является использование психотропных лекарств в ПНИ. Здесь их применяют не только по назначению, но и в качестве наказания.

Пациент, попавший в психоневрологический интернат, фактически лишается прав. Его ограждают стенами от родственников, общественников и адвокатов. Его официальным опекуном становится учреждение, действующее исключительно в собственных интересах.

Подавая в суд заявление на лишение пациента дееспособности, больница выступает заинтересованным лицом. И сейчас, когда психбольницы активно объединяют с ПНИ, нечистые на руку сотрудники получают дополнительные возможности. Им становится куда проще получать новых пациентов, а соответственно, искать новые источники обогащения.