Мы работаем с 1996 года
При поддержке фонда "Матери России против наркотиков"

История матери наркозависимой

Привет, меня зовут Марина. Моя дочь сейчас находится в реабилитационном центре клиники «Первый шаг». К сожалению, она… так, стоп. Она попала в эту клинику второй раз. Первый раз она попала, когда ей было 17 лет. Я узнала, что она употребляет наркотики. Тогда я не понимала, что такое употребление наркотиков, что такое зависимость, что такое созависимость. Я тогда не понимала, и очень долго, где-то, наверное, полгода пыталась от этой проблемы уйти и не верила в это. Но, разумеется, меня, наверное, многие поймут, потому что в 17 лет девочка красивая, умная, из хорошей, я считаю, семьи, она просто не может по употреблению употреблять наркотики.

Когда я все-таки в это поверила, я начала бешено, конечно, искать помощи. Кто, кто поможет. Ну вначале я пыталась сама, там, увезти ее куда-то, но, разумеется, она возвращалась к употреблению, и это, конечно, длилось, там, недолго. Но я видела, что девочка моя просто все дальше и дальше, все глубже в этом вязнет. Она бросила школу, она не учила школу, она приходила домой, как она называла «после недельного марафона», отсыпалась и опять уходила. Я прятала все вещи в доме, я боялась воровства, но это начался ад. После этого… ну после того, как я уже поняла, что это я одна не справлюсь, я обратилась, ну, к близким людям, и мне посоветовали вот обратиться в реабилитационный центр клиники «Первый шаг». Приехали люди, уже теперь я их хорошо знаю, забрали и, в общем, какая-то началась жизнь в прострации.

Потом я постепенно, ну как шаг за шагом, узнавала вообще принципы работы и успехи своей дочери. Действительно, она делала очень хорошие успехи, наперебой хвалили психологи и, в общем, она была довольна собой. Все у нас шло, ну как мне казалось, идеально. И, наверное, может быть, я переоценила свои силы, недооценила болезнь дочери. Не то что недооценила, я вообще отрицать начала эту болезнь. И, в общем, нас благополучно выпустили из центра. Мы сказали «нам надо учиться». Ну, в общем, не могут же настаивать, в конце концов, работники реабилитационного центра «нет, насильно мы вас будем держать». Она девочка была на ресоциализации, все у нас шло хорошо. Спустя два месяца у нее произошел срыв. Срыв, я сейчас понимаю, очень даже отчасти от меня. Это даже не то чувство вины, которое меня глодало, когда мы с Машей попали в эту беду, потому что я виновата, там, в прошлом, в детстве. Нет. Я просто позволила себе, во-первых, не заниматься своим выздоровлением. Мне казалось, это совершенно не нужно, созависимость – это не про меня, и вообще девочка моя не наркоманка. Плюс я помогла ей, косвенно конечно, окунуться в ту же среду, в которой она была до этого. Ну и как результат – она сорвалась.

Сейчас мы повторно  третий месяц в этом центре. Да, она полностью осознала, она меня благодарит, что я опять ее вернула в этот центр, опять к этой жизни. Вот. И в свою очередь, я занимаюсь своим выздоровлением, я хожу на группы, я читаю литературу. И шаг за шагом я продвигаюсь тоже к своему выздоровлению. Я надеюсь, что вместе, с помощью и работников центра. Да, я хочу отдельную благодарность, конечно, Ивану Зотову… не объявить даже, как это сказать… Я очень благодарна Ивану Зотову за то, что он меня поддерживал, настоял на лечении, на… И сейчас до сих пор помогает, собственно говоря. Работа… сам центр… я хотела еще сказать о центре. Мне центр нравится тем… благодарна я… Я благодарна центру, там хорошая обстановка, хорошая дисциплина, я это знаю, как говорится, и снаружи, и изнутри. Спасибо.


Видео

Телевидение о наших результатах

Регулярно, прямо из телевизионной студии мы забираем зависимых и больных людей на лечение в наши клиники. Наши специалисты готовы прийти на помощь даже в самых сложных случаях. Не откладывайте лечение, сделайте первый шаг прямо сейчас.
Больше видео Получить помощь