Меню
Как не стало сына наркомана

Как не стало сына наркомана

Сына звали Александром. Сынок мой был необычным мальчиком. С самого раннего детства он любил ходить со мной в лес, ездил путешествовать в разные города, занимался спортом. С его отцом мы познакомились в институте. У нас сразу же закрутился роман и мы стали встречаться, поженились, так и появился на свет мой ребенок. Потом отец Сашки стал часто употреблять спиртное и пришлось нам с ним развестись. Я не хотела, чтобы мой сын рос в атмосфере, где живет алкоголик, а муж к сожалению уже стал таковым. Я не хочу сейчас рассказывать про то, как я мучилась с мужем, как он поднимал на меня руку. Если честно, для меня намного важнее было то, как будет чувствовать себя мой ребенок, а не то, какие у меня отношения с мужем.

Как не стало сына наркомана

Как не стало сына наркомана

Сына звали Александром. Сынок мой был необычным мальчиком. С самого раннего детства он любил ходить со мной в лес, ездил путешествовать в разные города, занимался спортом. С его отцом мы познакомились в институте. У нас сразу же закрутился роман и мы стали встречаться, поженились, так и появился на свет мой ребенок. Потом отец Сашки стал часто употреблять спиртное и пришлось нам с ним развестись. Я не хотела, чтобы мой сын рос в атмосфере, где живет алкоголик, а муж к сожалению уже стал таковым. Я не хочу сейчас рассказывать про то, как я мучилась с мужем, как он поднимал на меня руку. Если честно, для меня намного важнее было то, как будет чувствовать себя мой ребенок, а не то, какие у меня отношения с мужем.

Статья проверена экспертом:
Шуров Василий Александрович

Главный врач, психиатр, нарколог. Стаж - 12 лет.
Время чтения: 4 мин

Сын постепенно подрастал. Когда он учился в десятом классе — отправился в другой город на стажировку. У них была в школе особенная программа и мы все этому обрадовались. Ведь, он мог провести время на море. При этом обучиться чему-то новому. Когда он вернулся, я заметила, что он стал совсем другим. Его реакция была замедленной, он не мог воспринимать от меня никакую информацию. Мне показалось подозрительным его поведение и оказалось, что я не зря переживала.

Когда он приехал, я достала из чемодана его вещи, чтобы отправить их в стиральную машину. Перед этим, естественно, я проверяла карманы и нашла в них непонятный сверток с растениями, которые были высушены. Я позвонила подруге, которая наверняка могла знать, что это такое и она мне объяснила, что скорее всего это марихуана. Тогда, я очень сильно испугалась.. Я поговорила с ребёнком и он признался мне в том, что уже подсел на данный наркотик. Но, самое страшное началось после разговора с сыном, потому что он совершенно перестал стесняться того, что он делает. Он стал курить при мне и его не смущало моё присутствие.

Как я была напугана в тот момент, я даже не могу передать словами. Мне казалось, что жизнь пошла под откос. Я могла представить всё что угодно, но только не то, что мой сын станет наркоманом. Это мне не могло присниться даже в самом страшном сне. Он стал постоянно уходить из дома, посещал дискотеки, притон и развлекательные клубы. А после них постоянно приходил домой обкуренный, в непонятном состоянии. Учёбу он, естественно, забросил.

К сожалению, на одной травке его увлечения не закончились. Ему стало мало тех эффектов, которые он получает от растений. Он стал употреблять более серьезные наркотики. По его рассказам стало понятно, что сначала они с ребятами употребляли какие-то марки — бумажки пропитанные кислотой. А после, стали колоться. Я не знала, как мне это пережить. Несколько раз в день он ставил себе новые уколы в вену и получал новую дозу наркотика, выглядел он ужасно… Под глазами были черные мешки, зрачки были мутные, весь исхудал, волосы и ногти ломались и выпадали, а зубов практически не осталось. В школу сын практически не ходил. Вы думаете, что я ничего с этим не пыталась сделать. Конечно, я пыталась! Я водила его к наркологам и психологам в группу анонимных алкоголиков. Что я только не старалась сделать, чтобы он отказался от употребления.

Дошло до того, что сыну стало не хватать денег на наркотики и он начал воровать вещи из дома. У меня пропадали золотые украшения, бытовая техника,  да всё ценное, что попадало на его взгляд. Тогда я поняла, что это уже последняя стадия, которую еле-еле я могу терпеть. Но, вышло так, что терпела я ещё около 10 лет. Конечно, ни о каком институте речи быть не могло, он ничем не хотел заниматься, в компании его друзья стали постепенно умирать.

Когда он поднимал на меня руку, мне приходилось вызывать полицию. Я звонила своим друзьям, чтобы они приехали и помогли. Но, при этой проблеме важно понимать, что он наркоман. Неизвестно откуда бралась такая невероятная сила, которой он обладал, чтобы добыть наркотики. Если бы наркоманы прикладывали столько же мотивации и сил для того, чтобы устроиться на работу, для того, чтобы продвинуться по карьерной лестнице, как бы хорошо тогда жилось. В этот период мои друзья приезжали, приковывали его к батарее, но даже это не помогало. Такое было ощущение, как-будто это не человек, а зверь в зоопарке пытается вырваться.

Проблема была в том, что у него совершенно не было мотивации, чтобы бросить употреблять. Ведь он не хотел ни работать, ни жениться. Он не верил, что его жизнь может исправиться. Многие рассказывают, что у наркоманов бывают моменты, когда они хотят бросить употреблять наркотики. Но, в ситуации с моим сыном такого не было. Я не видела в нём никакого желания бросить. Это было самое страшное, ведь единственное, что может заставить человека отказаться от допингов — это сильная мотивация, иначе шансов никаких нет. Если он не захочет бросить сам, у него ничего не получится.

Какой же мой сын был красивый, высокий и статный. Даже в десятом классе он нравился многим девочкам, никто не мог подумать, что он так серьёзно свяжется с наркотиками. Я помню, как Саша приводил своих друзей к нам домой и они в его комнате сидели и кололись, таскали ложки с кухни и весь дом был заброшен шприцами. Я пыталась выгнать их из дома, но потом, материнское сердце не выдерживало и я вновь пускала его домой.

Деньги дома я уже не хранила, все средства лежали у меня на работе. Хорошо, что хотя бы проблем с работой у меня не было. Единственное, что беспокоило моих руководителей — я больше времени уделяла мыслям о сыне, а не своей профессиональной деятельности.

На сына невозможно было смотреть. Он превратился в худощавого и очень больного человека. Когда он употребил очередную дозу наркотика совместно со своими дружками, в его организм попала инфекция СПИДа, он заболел. С этого момента прошло буквально полгода, как его не стало. К сожалению, спасти его так и не удалось. Я до сих пор думаю, что я могла ещё для него сделать, чтобы спасти.

Но, ответ я нахожу только один.

Наверное, нужно было пытаться больше его замотивировать, чтобы у него появилось желание бросить. Иначе, это бесполезно. Мы не можем за другого человека принять решение об отказе употребления. Мы не можем этого сделать.

Вместе с ним умерло очень много его друзей и подруг. Это были непростые годы, которые забрали жизни огромного количества людей. Очень много наркоманов лишились жизни из-за своего пристрастия. Было тяжело и то, что полиция, врачи в государственных клиниках часто унижают родителей таких детей, не понимают что употреблять наркотики ребёнок стал не дома, а на улице. Мы не можем до 25 лет охранять своих детей и постоянно быть с ними рядом. Это физически невозможно, потому что нам тоже нужно работать и заниматься своими делами. Не надо обвинять родителей, не только мы виноваты в том, что дети начинают подсаживаться на наркотические вещества. Родителям таких сложных детей никто не помогает, поэтому нам вдвойне тяжело.

Поделиться

Оставьте комментарий

Единая горячая линия
для звонков по России
(бесплатно с мобильных)
Бесплатные
консультации
в Skype
Бесплатные
консультации
в WhatsApp
Консультации
по электронной
почте
8 800 775-06-62 Вызвать врача WhatsApp