У меня было хорошее детство. Мама и обе бабушки очень нас с сестрой любили, постоянно баловали. Я нормально училась, закончила 9 классов. и тут я познакомилась с парнем, который был старше меня на 12 лет. Прожив с ним полгода, я узнала, что он наркоман. Сначала я пыталась ему помочь, но в итоге мы стали употреблять вместе.

Я попробовала тяжёлые наркотики в 17 лет, причём сразу внутривенно. Понравилось с первого раза, и я поняла, что хочу употреблять всю жизнь. Первые полгода употребление не приносило ни проблем, ни забот. Я просыпалась, и меня уже ждала доза. В следующие полгода я начала вместе с парнем бывать на разных сходках, квартирниках, стала воровать и обманывать. Через год его посадили. Но я даже не подумала, что стоит прекратить употреблять. Я продолжала воровать и помогать другим наркоманам покупать наркотики, и мы вместе употребляли.

В 19 лет у меня случилась первая судимость. Меня осудили на 1 год и 8 месяцев условно за хранение. Я почувствовала себя безнаказанной. В течение года у меня прибавилось ещё 2 судимости по статье 158, и обе условно. Последний раз меня поймали на грабеже и отпустили под подписку о невыезде. Тогда мать отправила меня в христианский центр реабилитации.
4 месяца я жила одной надеждой – выйти и снова употребить. Вернувшись, я нашла работу и стала продавать легальные наркотики из минимаркета. И ещё полтора месяца успешно употребляла свой любимый наркотик. Моя мама и другие родственники совсем перестали мне доверять, не хотели общаться. Когда мне нужны были деньги, я без всякого стыда уносила вещи из дома и продавала их.

В начале 2010 года состоялся суд, где меня осудили на 2 года по статье 161. Отбыв в тюрьме год и месяц, меня освободили по УДО. В течение этого года мама верила в моё исправление и всячески поддерживала меня. А я сразу же по приезду домой стала снова употреблять, и опять попала в день сурка.

В 2011 году познакомилась с парнем и забеременела от него. Всю беременность я употребляла. В 2012 году родила сына. Сразу после родов его отправили в интенсивную терапию. Я продолжила колоться, даже не думая, что должна взять на себя ответственность за своего ребёнка. Его забрали в дом малютки, а я села за хранение наркотиков на год и 3 месяца.

В тюрьме я постоянно боялась, что другие женщины узнают о моём поступке и начнут плохо ко мне относиться. Пока сидела, я узнала, что ребёнка усыновили и увезли во Францию. Я понимала, что никогда не увижу его, и чувства вины, утраты, угрызений совести и страха сжирали меня изнутри. Оказавшись дома, я запретила всем говорить на эту тему, думала, так мне станет легче. Через месяц снова стала употреблять, на этот раз легальные наркотики. Я всё больше думала о том, какой я ужасный человек, мне не хотелось жить, а мысль о будущем пугала.Я медленно сходила с ума. Мать уговорила меня обратиться за помощью в реабилитационный центр. Я согласилась съездить туда на месяц. По приезду в центр я была приятно удивлена тем, как тепло и радушно меня встретили. Меня не осуждали, зато окружили заботой и вниманием. Там я впервые захотела поделиться с другими людьми своими переживаниями, своей болью. Я боялась реакции людей на моё признание. Но когда я всё-таки решилась и рассказала им всё, от меня никто не отвернулся. Мне объяснили, что на тот момент я просто не могла поступить по-другому.

Лечение и адаптация в центре принесло чувство облегчения, доверия и благодарности, и я никогда их не забуду. Тогда у меня появилось желание написать и разобрать шаги. Это было нелегко, очень больно и не приятно было слышать о себе правду. Зато я перестала считать, что все проблемы были в наркотиках. Теперь я точно знаю, что изначально проблема была во мне. Но в моих силах работать над этим. Только так я могу оставаться чистой. Так у меня появились новые мотивации и цели, которых раньше никогда не было. Вернулась надежда, любовь к жизнь. Теперь я точно могу сказать, что я в нужном месте. Я трезвая и чистая уже 93 дня.