Круглосуточно
Выезд 24 часа в сутки,
в выходные и праздники
Оперативно
Бригада прибудет на место
через 30-50 минут
Официально
Лицензия на медицинскую деятельность
Безопасно
Сертифицированные врачи
со стажем от 5 лет
Конфиденциально
Не фиксируем данные, не ставим на учёт
Удобно
Оплата на месте наличными или картой, выдаём чек
Честно
Не навязываем услуги,
в которых нет необходимости
Больничный лист
Выписываем больничный
на период лечения в клинике
Созависимость – это болезненное состояние
Созависимость – это болезненное состояние

Созависимость – мучительное состояние, патологическое развитие личности. Жёны алкоголиков, как правило, считают, что проблемы у их мужей, и страдают они именно из-за этого. Но на самом деле психологическая помощь нужна и тем, и другим.

Треугольник Карпмана – модель отношений, которые складываются в созависимых семьях
Треугольник Карпмана – модель отношений, которые складываются в созависимых семьях

Если в семье есть зависимый, то отношения между близкими строятся по треугольнику Карпмана. В этой модели 3 роли: 

    • Спасатель. Человек в этой роли оказывает другому деструктивную помощь. Это так называемый «невротический альтруизм»: так, жена делает для мужа алкоголика то, что он может сделать сам, обычно без его просьбы и согласия. Сама она считает, что это самоотдача, достойная гордости черта. Но истинную цель своих «благодеяний» не осознаёт. А заключается она в том, чтобы манипулировать, контролировать, управлять.

     

    • Жертва. В этой позиции человек беспомощен, лишен желания развиваться, добиваться чего-либо. Он нуждается в том, чтобы его кто-то защищал, спасал. Во всём его поведении считывается эта потребность. Поэтому зависимый муж обычно перекладывает всю ответственность на жену-спасателя. И ей «приходится» делать то, что делать не хочется, пренебрегая собственными нуждами, в связи с чем она чувствует раздражение, гнев и обиду. С позиции жены, жертва-муж ведёт себя не так, как подобает: он не благодарит её за помощь, которую она в ущерб своим нуждам ему оказывает. Поэтому спасатель переходит в роль преследователя.

     

    • Преследователь. В этой позиции жена критикует, обвиняет, ругает, проявляет жестокость. И «спасаемый» муж оказывается ещё более несчастным, потому что помощь жены свидетельствует о его никчёмности и беспомощности. Обычно в этот момент жертва-муж занимает роль преследователя, а спасатель-жена переходит в роль жертвы.

    Созависимый может оставаться в одной роли от нескольких секунд до нескольких лет, а может за один день по несколько раз побывать и в каждой роли.

     

    Созависимый сам у себя не в фокусе

     

    Созависимый свою жизнь не проживает и сильно сосредоточен на проблемах своего близкого, причем это сопровождается неудовлетворением практически всех своих потребностей.

    Пациентка: «Мой муж пьёт. Когда он в запой уходит, я переживаю, я не сплю, я не ем, я в подушку плачу». 

    Психотерапевт: «А вы в последний раз когда у врача-то были?» 

    Пациентка: «Я и не помню, когда я у врача была, потому что это было очень давно». 

    Психотерапевт: «Вы когда отдыхали в последний раз?» 

    Пациентка: «Ну какое отдыхать! Уехала 10 лет назад на море, приехала, тут пьянка, гулянка, в доме полно бутылок, не дай бог баб привёл».

     

    Созависимая забывает даже о своих базовых потребностях. Об отдыхе, сне, заботе о здоровье.

    Жизнь созависимой жены вертится вокруг зависимого мужа, ей не до своих потребностей
    Жизнь созависимой жены вертится вокруг зависимого мужа, ей не до своих потребностей

    Когда человек сам у себя находится не в фокусе, он не то что хорошим родителем быть не может, он не может быть хорошим мужем или хорошей женой. Что значит хорошей? Быть внимательной не только к потребностям мужа, но и к своим собственным потребностям.

     

    Как становятся созависимыми

     

    Как правило, созависимыми становятся люди, которые живут с зависимыми людьми. Но это могут быть и люди «помогающих» профессий (врачи, социальные работники, учителя). 

    Есть закономерность, что в созависимые отношения обычно вступают те люди, которым в детстве нельзя было выражать свои эмоции. В их семьях запрещалось ругаться, злиться, обижаться. 

    «Не злись! Не кричи! Не ругайся!» — говорят маленьким детям.

    Ребёнок должен уметь выражать свои эмоции – даже злость и агрессию, а задача взрослого – помочь малышу понять, что он чувствует и почему
    Ребёнок должен уметь выражать свои эмоции – даже злость и агрессию, а задача взрослого – помочь малышу понять, что он чувствует и почему

    А ведь малыши не могут чётко проговаривать, что творится в их эмоциональном мире. Ну где мы видели мальчика 5-7 лет, который подходит к маме и говорит: «Мама, ты знаешь, я на тебя обиделся, потому что моя потребность в любви не удовлетворена»? Кончено, он так матери не скажет. Он начнёт обижаться, капризничать. А что делает в ответ мама? Она даёт ему подзатыльник или говорит ему не кричать и не плакать. То есть идёт чёткий запрет на чувства.

     

    Созависимому выгодно, чтобы близкий оставался зависимым

    Бесплатная консультация
    Запишитесь на консультацию к наркологу прямо сейчас. Это бесплатно и анонимно.

     

    Созависимый на подсознательном уровне находит своего зависимого. 

    Встречаются мужчина и женщина. У него зависимость, а она такая вот созависимая, готовая раствориться в нём и спасать, спасать, спасать. Таскать его по реабилитационным центрам, детоксам, лишь бы он выздоровел. Но подсознательно она делает всё, чтобы наоборот не выздоровел. Потому что, если он выздоровеет, тогда она кого спасть-то будет? Своей жизнью жить не умеет и не знает как, а вот его жизнь проживать научилась на пятёрку.

    Созависимая жена думает, что как только муж бросить пить, всё наладится. Но если это случится, её жизнь потеряет смысл – спасть будет некого
    Созависимая жена думает, что как только муж бросить пить, всё наладится. Но если это случится, её жизнь потеряет смысл – спасть будет некого

    Контролирующее поведение – основной феномен созависимости

     

    Контролирующее поведение у созависимого возникает, как правило, из детства. Когда мы рождаемся, мы слабенькие, маленькие и нуждаемся в защите. Нам хочется быть в безопасности, нам хочется любви.

    И если эти потребности не удовлетворяются в детстве, в зрелом возрасте человек, контролируя всё вокруг, контролируя жизнь близкого, патологическим способом их удовлетворяет.

    «Если муж не напьётся, и я проконтролирую, чтобы он не напился, значит у меня давление не подскочит».

    «Если мы не пойдём на банкет, где будет пьянка, и муж после этого банкета не уйдёт в запой, значит, я буду спать спокойно». 

    Созависмый не может удовлетворить свою потребность в любви, поэтому с помощью контролирующего поведения он через потребность быть нужным стремится хоть немного тепла получить.

    Но это мнимая иллюзия.

    «Если я от мужа уйду, он сопьётся». 

    «Если я брошу его, он умрёт». 

    Так говорят мои пациентки. Хотя на самом деле, когда она уходит, он не спивается. Он на какое-то время останавливается, падает ей в ноги и говорит: «Вернись, я всё прощу». Она возвращается, и всё повторяется снова.

     

    Случай из практики

     

    У меня была созависимая клиентка. Она пришла совсем молодой, после 4 лет брака. Когда они с мужем познакомились, им было по 22 года.

    Она знала, что он периодически покуривал травку. Ну, покуривал, и покуривал. Они поженились. Она сказала мне так:

    «Я приняла его предложение, для того, чтобы показать ему, как он может быть со мной счастлив». 

    Она почему-то решила, что именно она сможет сделать его счастливым, сможет помочь ему избавиться от курения травы. Даже какие-то заговоры применяла, чтобы он перестал курить.

    Итак, замуж она за него вышла. Причём непонятно, то ли от большой любви, то ли по большой нужде. Очень уж хотелось замуж.

    И вот они стали жить, но, к сожалению, её супруг не только не перестал наркотики употреблять, а наоборот перешёл на более тяжёлые – психостимуляторы.

    Она по этому поводу очень переживала. Потому что семья молодая, хотелось детей. Но он ей говорил, что это невозможно, поскольку у него нет ни сил, ни желания, ни возможностей.

    И тогда она решила во что бы то ни стало ему помочь. А у этого молодого человека была мама. Учительница. Которая говорила:

    «Мой сын – это неогранённый алмаз. Тебе достался золотой человек. И давай-ка ты, как жена, его уже ограняй. И раз уж мы столкнулись с зависимостью, я, конечно, как мать переживаю, но давай ты, как жена, помогай, спасай!». 

     

    И она начала его таскать по врачам. Он злился, но ездил. Она попыталась положить его в реабилитационный центр, он отказался. Она выбрасывала его наркотики, он её бил. Она регулярно получала по лицу, но от него не уходила — миссия по спасению была не окончена.

    У неё идея фикс была, что она должна помочь ему выздороветь. Точнее, она должна показать ему какую-то лучшую жизнь, в которой они будут счастливы вдвоём. И всё будет у них замечательно.

    А о себе она совсем забыла. Перестала за собой следить. Носила старую поношенную одежду, редко посещала врача-гинеколога. Потому что не до этого было, она всё время спасала мужа своего.

    Когда у него случалась ремиссия, она начинала маяться. Вроде бы, он не употребляет, всё хорошо, а она прям мучается, ей нечем заняться. И она начинала его раскачивать, провоцировать и делала это неосознанно. До тех пор, пока он на неё не наорёт, не сорвётся и снова не уйдёт в употребление.

    И так она попадала в треугольник Карпмана. Сначала она его спасает, таскает по детоксам, лечит. Потом начинает его гнобить за то, что он такой-сякой употреблял наркотики. Потом становится жертвой, бедной, несчастной женой наркомана, ещё и без детей, всю жизнь под откос пустила.

    Но при этом со своей жизнью она ничего не делает. Она всё время старается сделать что-то с его жизнью.

    В терапии она пробыла месяцев 7. Первое время она говорила исключительно про мужа. Вот муж, муж, у него пустота, у него в душе дыра, а про себя вообще старалась не говорить.

    И когда она в процессе терапии потихонечку стала осознавать свои потребности, стала понимать, что с ней происходит, только тогда она решилась на развод. И когда мы с ней терапию заканчивали, она самостоятельно пошла, подала документы и с зависимым мужем развелась.

    Мы с ней периодически поддерживаем связь. У неё всё хорошо: встречается с молодым человеком, но замуж не торопится. Хотя и уверена, что у её будущего мужа, как она считает, зависимости нет.

    А вот бывший её муж продолжает употреблять психоактивные вещества. Она об этом знает, потому что в соседнем доме живёт мама этого молодого человека, и они периодически встречаются и общаются.