Мы работаем с 1996 года
При поддержке фонда "Матери России против наркотиков"

Драматический треугольник С.Карпмана

Химически зависимые люди, находясь в кругу своей семьи, влияют определенным образом на своих близких, что определяет появление специфического эффекта-созависимости.

Близкие, химически зависимого, стараясь решить проблемы и потребности не чужого им человека, становятся втянутыми, вовлеченными в его жизнь, забывая о своей.

Психологическая и социальная модель взаимодействия между людьми, которая используется в психологии и психотерапии, впервые описана Стивеном Карпманом и получила название — треугольник Карпмана (драматический треугольник Карпмана).

В жизненных ситуациях, люди часто могут занимать привычные психологические роли, которые, по их мнению, в данный момент больше подходят для них.

Стивен Карпман описывает три психологические роли, с которыми человек может себя ассоциировать: жертвы (victim), преследователь  (persecutor), спасатель (rescuer).

Карпман описывает роли людей не как , что-то постоянное, но меняющееся и трансформирующееся. Игроки могут перемещаться по психологическому треугольнику и последовательно примерять на себя роли спасателя, жертвы и преследователя.

Наименее очевидная роль, в треугольнике судьбы, это роль спасателя, то есть тот, кто призван (по роли) решать проблемы жертвы, может иметь не только явный  альтруистический мотив, но и скрытый, эгоистичный.

Открытая мотивация для приложения усилий по решению проблемы, может приобретать конфликт или противоречие в глубинных, скрытых выгодах, которые возможны при продолжении сложной ситуации.

Понимание, что ореол героя-освободителя, спасателя, благодетеля, может померкнуть после благополучного разрешения сложной ситуации, может мотивировать, носителя этой роли, к замораживанию положения дел.

При ближайшем рассмотрении: — “ жертва на самом деле не так беспомощна, как себя чувствует; спасатель на самом деле не помогает; а преследователь на самом деле не имеет обоснованных претензий” ( трансакционный аналитик Клод Штайнер ).

В реальности увлечение игрой Карпмана не решает проблемы, вносит путаницу и причиняет страдания.

Изменение ролей в треугольнике, возможно с генерацией сильных эмоций, а время нахождения созависимого, в одной из ипостасей модели, может занимать промежутки времени от секунд до многих лет.

Карпман предполагает множественный сдвиг ролей, в рамках треугольника, причем за короткий период взаимоотношений. За один день, созависимый может несколько раз оказаться в роли спасателя, жертвы или преследователя.

Решением проблемы “замкнутого” треугольника ( с точки зрения психотерапии ), может стать способность созависимого сознательно отказаться от роли спасателя и обратиться к своей собственной жизни.

Возможной основой возникновения развития разнообразных зависимостей, является страх столкновения с реальностью, боязнь одиночества, опасения потерять контроль над жизнью. Продолжительное пребывание в состоянии эмоционального стресса, сказывается на созависимом в виде атрофии критического мышления и способности к логическим выводам, потеря эмоциональной подвижности чувств и души.

Сужение сознания определяет заполнение духовного мира созависимых тревожными предчувствиями, трагическими ожиданиями, обреченностью.

Находиться в в прочном пузыре своих иллюзий привычно и спокойно, а за его границами зябкая реальность, полная неопределенности и возможных душевных потрясений.

Эмоциональная сфера созависимых, контролируемая страхом, наполняется чувством вины, отчаяния, стыдом, вспышками ярости и негодования.

Туманность и неясность восприятия диктуют особенности эмоционального фона созависимых и могут приводить к полному отказу от чувств.

Продолжительное существование в стрессовой ситуации семьи химически зависимого провоцирует возникновение эмоциональной нечувствительности.

Трансформированное сознание созависимых, может использовать гнев как  защитное поведение, чтобы держать на расстоянии людей, с которыми трудно выстраивать взаимоотношения.

Старание сдерживать гневное состояние, приводят к ухудшению самочувствия, вызывают длительные болезни, плаксивость, эмоциональные расстройства, враждебность к окружающим, вплоть до насилия.

Отсутствие у созависимых четких границ личности, приводит к проецированию вины за постыдное поведение и положение химически зависимого, на созависимого и понуждает его скрывать истинную ситуацию, отрицать ее существование и как результат не искать пути преодоления болезни.

Попытки скрыть чувство стыда и вины, могут превратно истолковываться как надменность и позиция превосходства, а возникающее чувство ненависти к самому себе, созависимый может транслировать на окружающих и даже привлеченного психотерапевта.

В качестве психологической защиты, созависимые могут использовать обычные инструменты купирования стресса: минимизацию ( пол литра, ну разве это проблема ? ), рационализацию ( да, по праздникам немного потребляет, а кто не пьет ?), вытеснение из сознания критические оценки состояния химически зависимого и самого созависимого, отрицание тяжести проблемы и даже ее наличие.

Созависимые склонны к игнорированию проблемы стараются привить себе и окружающим надежду на оптимистический исход и счастливое разрешение проблем химически зависимого.

Из множества диагнозов и прогнозов на развитие заболевания, суженное сознание созависимых, послушно избирает только счастливые и благоприятные, даже если таковых не было. Они искажают объективную информацию, подстраивая ее под свое желание чудесного исцеления.

Силы жить и принимать действительность, созависимые могут черпать даже из одной надежды на лучшую жизнь, которая обязательно наступит.

“ Мой муж не такой. В нем другая кровь, совсем другая. Пусть себе пьет вино. Когда он выпьет столько, что можно было бы утопить любого из ваших заморышей, он придет ко мне сюда, домой и будет больше мужчиной, чем тысяча ваших pobrecitos.”

Короли и капуста.

В этом великом произведении прогрессирующий алкоголизм Дикки был фальшивый, а вот созависимость его жены Пасы, вполне себе настоящая.

Самообман и отрицание помогают созависимым оставаться в мире иллюзий, обманывая себя они не задумываются над моральной или этической стороной, это способ их существования.

Даже при ближайшем рассмотрении, созависимые не находят у себя признаков созависимости или отрицают их.

Нахождение в постоянном стрессе не проходят бесследно для созависимых.

Отказываясь от собственной жизни в пользу химически зависимых, пренебрегая собственным здоровьем, эти люди становятся подвержены многим заболеваниям и функциональной недостаточности.

Созависимых преследуют головные боли, нейроциркулярная дистония, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, колиты, гипертензия, аритмия, астма, тахикардия, нередки психосоматические нарушения и т.п.

Созависимые, зачастую, старательные и много работающие люди, тратящие душевные и физические силы для осуществления своего долга, предназначения ( так они думают ). Проявления созависимости довольно разнообразны и вызывают трансформации поведения человека, его мировоззрения, психической деятельности.

Оставленная без внимания и лечения, созависимость может привести к печальным последствиям. Существует мнение, что созависимость, по праву может считаться такой же болезнью как и химическая зависимость.

Телевидение о наших результатах

Регулярно, прямо из телевизионной студии мы забираем зависимых и больных людей на лечение в наши клиники. Наши специалисты готовы прийти на помощь даже в самых сложных случаях. Не откладывайте лечение, сделайте первый шаг прямо сейчас.
Больше видео Получить помощь