РАБОТАЕМ С 1996 ГОДА

8 800 550-41-03

Круглосуточно. Анонимно

Узнать стоимость Если не хочет лечиться

Отзыв матери наркозависимого. Верьте, что не все еще потеряно…

Отзыв матери наркозависимого. Верьте, что не все еще потеряно...

Добрый день. Простите, что пишу, а не приехала поблагодарить Андрея Фёдоровича лично. Это самый лучший доктор в мире – только он смог вернуть нам нашего Алёшу. Вернуть нормальным, здоровым человеком, а ведь всего полгода назад соседи-собутыльники замирали в предвкушении бесплатной выпивки на скорых похоронах моего сына. Как и обещала, пишу нашу историю, чтобы помочь таким же мамам взять себя в руки и начать действовать. Надеюсь, прочитав это письмо, многие из них поверят, что не все еще потеряно и сын-наркоман может вернуться к нормальной жизни.

Как и все небольшие города, Воронеж оказался после развала Союза никому не нужен. Предприятия встали, все кто мог – уехали в Москву, остались простые люди, бывшие рабочие, да старики. Ну, и соответствующая молодежь – неприкаянная, никем не ставшая после ПТУ. Говорят, по количеству наркоманов в России лидирует Ростов-на-Дону. Не знаю, что там в Ростове, но в Воронеже, кажется, что-нибудь употребляет каждый второй. Причем теперь на наркотиках сидят и молодые девушки. Страшно подумать, кого они нарожают с таким отношением к своему здоровью.

Мы с мужем преподаватели, трудимся в университете морфлота – это филиал питерской “Макаровки”. Муж – бывший моряк, участвовал в нескольких экспедициях, имеет звание и несколько почетных наград. Кажется, всего ничего прошло времени с тех пор, как радовались – Алексей решил связать свою жизнь с военной службой, ему шла форма и я гордилась своими мужчинами. Лёшу отправили под Ленинград – практически, на мою родину. Этому тоже радовались.

К сожалению, не сложилось. Ушёл в бизнес, неудачно вложил деньги в какие-то Мерседесы. Сперва восторженно нам рассказывал про своего партнера, Сашу, а потом замолчал и, как сказал мой муж, надолго “пропал с наших радаров”. Однажды раздался звонок в дверь, на пороге стоял Алексей, похудевший и усталый. Честно говоря, я даже не удивилась, увидев без звонка приехавшего из Петербурга в Воронеж сына. Наш дом всегда открыт для него – все же единственный сынок, хоть в 14 лет, хоть в 30. Ничего не объяснил, сказал, что какие-то проблемы и пока поживет у нас. Со всеми бывает, застелила кровать в его комнате, потеснив отцовский кабинет (муж аннексировал Лешину комнату, когда сын уехал служить в Питер). Всё шло нормально – кормила своих мужчин борщами и не подозревала, что в дом вместе с вернувшимся сыночком пришла беда.

Мы спокойно относились к тому, что сын целыми днями дома – он никуда не ходил несколько месяцев, а только играл в свои танки. Волновались, но думали, что нужно время успокоиться, выяснилось, что партнер обманул его и оставил “без штанов”, а жена с маленьким сыном объявила, что не хочет больше жить с неудачником и укатила к матери. Радовались, когда Леша стал общаться с школьными друзьями и вроде даже стал встречаться со своей первой любовью – Оксаной. Зря радовались.

Чем занимается молодежь в таких городах как Воронеж? К сожалению, прошло то время, когда слово “корабль” ассоциировалось у тридцатилетних с фанерными парусниками. Теперь “корабль” – это доза марихуаны. Приплыли такие кораблики и к нам в квартиру. Когда выяснилось, что Лёша употребляет наркотики, у нас был только один адрес, куда можно было побежать с вопросами – один из заместителей декана нашего факультета. Несколько лет назад она прошла через весь ужас лечения и реабилитации мужа-наркомана, и с бедой им удалось с божьей помощью справиться. Так мы попали в клинику “Первый шаг” в Воронеже. Поймав очередной “приход” Алексея, вызвали нарколога на дом, и врач убедил сына лечиться.

 

Спасите своего близкого прямо сейчас!

 
8 800 550-41-03

По совету заведующего клиникой, решили отправить сына лечиться в другой регион – чтобы отсечь каналы поставки наркотиков и вырвать человека из дурного общества (кто же ждал, что подруга его юности окажется распространителем этой заразы, Оксана эта сейчас под следствием вместе со своим гражданским мужем). Так мы и попали в Армавир, к прекрасному доктору – Андрея Фёдоровича Водолажскому. Он возился с Алексеем больше полугода, да не один, а с целой командой наркологов и психологов.

Я, как мама, больше всего волновалась за проживание и питание. Сами представьте, единственного сына “под белы рученьки” увезли в какую-то тьмутаракань (еще большую чем наш заштатный Воронеж), в какое-то закрытое учреждение. Представляла себе чуть не бывшую тюрьму, где держат наркоманов, и они там ходят понурые в смирительных рубашках с номерами. Нас ведь к Алексею не пускали три с лишним месяца. Доктор объяснил, что сочувствие близких может сбить сына с пути исправления, и мы покорились его спокойному, убедительному тону. Это теперь, когда Лёшенька снова здоров, очевидно, как прав был Андрей Фёдорович, а тогда – всё казалось несправедливым и странным. Как и тысячи родителей наркоманов, мы не знали что делать. Но доктор Водолажский знал. Удивительный опыт и доброта этого специалиста вселили нам не только надежду, но и уверенность в результате.

Когда мы наконец вновь приехали в Армавир, чтобы навестить сына, доктор показал нам жилой корпус, бассейн, тренажерный зал, мастерскую и учебные классы, мини-поликлинику и огромную территорию реабилитационного центра. Могу сказать, что это скорее пансионат, чем тюрьма. Теперь даже смешно вспоминать, как я переживала по поводу условий проживания и кормежки. С этим в “Первом шаге” всё отлично. Я даже не очень верю, когда сын говорит, что моя фирменная солянка вкуснее, чем в клинике. Разве мужчины вспоминают плохую солянку каждый раз?

Лечение и реабилитация продолжались более восьми месяцев. Что я могу сказать. Дело это платное, и судя по историям знакомых (а теперь у нас много знакомых среди родителей наркоманов), мы легко отделались, хоть и выложили немало. Хорошо, что у нас с мужем была отложена достаточно значительная для нас сумма денег – несколько лет назад продали старую дачу, а новую, по стечению обстоятельств, так и не взяли. Кроме того, немного денег выделил университет – замдекана приложила определенные усилия и муж смог воспользоваться средствами какого-то там фонда поддержки  чего-то там. Денег не жалко, их можно ещё заработать. Двух профессорских зарплат даже в Воронеже вполне хватает, чтобы ежемесячно откладывать некую сумму. К тому же сын теперь живет с нами, устроился работать в военное училище, занимается с мальчишками физкультурой и ежемесячно отправляет отцу на карточку часть зарплаты – поклялся, что вернет деньги за лечение и “такого больше не повторится”. Дал отцу слово офицера, а это для них обоих важно.

Надеюсь, моя история кому-то поможет. Даю согласие на ее публикацию на вашем сайте клиники «первый шаг» или где вы там еще их выкладываете. Желаю всем, кто сейчас борется с наркозависимостью своего ребенка большого терпения и найти своего доктора – такого, каким стал для нашей семьи Андрей Водолажский.

С большой благодарностью,

Валентина Петровна и Николай Владимирович Мудраковы,
город Воронеж

Поделиться:

Получить помощь прямо сейчас!

8 800 550-41-03
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

Перезвоним за 15 минут!
[contact-form-7 404 "Not Found"]